Воспоминания Николая Акимовича Медведева

    Тепло вспоминает об Анатолии Ивановиче его настоящий друг, бывший заместитель министра лесной и дерево-обрабатывающей промышленности СССР, а ныне вице-президент Московского государственного университета леса, заслуженный деятель науки и техники РФ Николай Акимович Медведев: «Начало 70-х годов ознаменовалось бурным развитием вычислительной техники и ее широкомасштабным применением в народном хозяйстве страны. По инициативе председателя Совета министров СССР А.Н. Косыгина был создан Институт Управления народным хозяйством при Совете министров СССР. Для преподавания в институте были привлечены лучшие на то время ученые и специалисты, академики и доктора наук. Слушателями института были министры, заместители министров, председатели Госплана СССР, Госснаба СССР, ЦСУ СССР, их заместители и другие руководящие работники. В числе первых слушателей этого института Минлеспром откомандировал меня.

    Там я познакомился с выдающимся деятелем в области вычислительной техники, руководителем создания единой автоматизированной системы управления (ЕАСУ) народным хозяйством академиком В.М. Глушковым, который обладал прекрасным ораторским искусством и своими пламенными убеждениями мог увлечь любого специалиста. От него мы узнали, что «отцом кибернетики», первым Главным конструктором ЕАСУ Минрадиопрома СССР и ее основателем был А.И. Китов. Он руководил этим подразделением в 1965–1972 гг., а идея создания такой системы зародилась у А.И. Китова еще в 1959 г.

    Более близко мы с моей женой познакомились с легендарным А.И. Китовым и его семейством 9 августа 1972 г. Говорят, что первое впечатление – это то, что надолго остается в памяти человека, у нас оно осталось на всю жизнь. Принято считать, что все мате

матики – «сухари». Но это ни в коем случае не относилось к Анатолию Ивановичу. На протяжении многих лет дружбы мы узнавали его все больше и больше, и он открывался нам добродушным, высоко порядочным, не кичливым человеком; у него абсолютно отсутствовало всякое чванство, как это бывает у зазнавшихся людей. Анатолий Иванович был всесторонне развитой личностью, проявляющей интерес ко всему.

    Весьма начитанный, он мог по памяти рассказывать целые поэмы и стихотворения, любил сам петь и особенно всегда просил свою супругу Галину Владимировну спеть его любимую песню «И я была девушкой юной…» У Гали был очень приятный задушевный голос, и она всегда откликалась на его просьбу. А Анатолий Иванович прекрасно исполнял песню «Артиллеристы, Сталин дал приказ…», и мы все, кто как умел, подпевали ему. Это были чудесные, незабываемые вечера. Профессор Китов был прекрасным воспитателем как в семье, так и на работе.

    Нам особенно помнится, как он по-ребячески возился со своими детьми Володей и Маргаритой, а затем и внуками – Эльдаром и Витей. С какой лаской и любовью он к ним относился, мне кажется, они запомнили это на всю жизнь. И не случайно все дети защитили диссертации и прекрасно устроились в жизни и на работе. Думаю, что дети никогда не забудут своего отца, а внуки – деда, особенно Эльдар. Моя жена, Юлия Петровна, как-то была в Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова, как мы привыкли ее называть, «Плешке».

До самых последних дней, до своей болезни Анатолий Иванович трудился там и заведовал кафедрой вычислительной техники. Вот как она рассказывала о приеме экзаменов Анатолием Ивановичем у студентов – невольным свидетелем она оказалась в тот момент. Чтобы не мешать ему и не смущать студентов, она сидела в сторонке. Ей запомнился один из студентов, который пришёл сдавать экзамен и, судя по всему, практически ничего не знал. Анатолий Иванович несколько раз ему доходчиво объяснял суть каждого вопроса экзаменационного билета. Объяснил один раз и попросил студента пересказать услышанное. Студент молчал или что-то невнятно мычал. Анатолий Иванович ему снова объяснил, потом еще раз и, наконец, заставил его переска

зать. С великим трудом студент кое-что вспомнил из рассказанного профессором. Под конец Анатолий Иванович снова спросил студента: «Ну, Вы поняли что-нибудь?» Последний ответил утвердительно и Анатолий Иванович поставил ему удовлетворительную оценку, считая, что студент навсегда запомнит слова и объяснения профессора. Вот так неформально он относился к своим обязанностям, а ведь легко мог поставить «2» и попросить прийти в следующий раз. Помнится, на защите моей докторской диссертации на Ученом Совете в МГУ им. М.В. Ломоносова он выступил как оппонент. И хотя с нашей отраслью познакомился совсем недавно, говорил он с таким знанием дела, что многие маститые деятели отрасли могли бы ему позавидовать и ни в коем случае невозможно было предположить, что это математик, всю жизнь занимавшийся вычислительной техникой и кибернетикой. Мы счастливы, что судьба свела нас с таким замечательным человеком, боевым другом.

    Борец по жизни, он всегда отстаивал свои идеи. Вспоминается нам и радостный для всей семьи Китовых день свадьбы Володи и Оли – дочери В.М. Глушкова. 

    В памяти всплывает один эпизод, говорящий о большом трудолюбии Анатолия Ивановича. Это повседневная работа на даче в Загорянке, где он на протяжении двух лет рыл под верандой подвал. Мы все над ним подтрунивали: зачем он его роет. На что он усмехался и говорил: «На всякий случай».

    Или вот еще. Как я уже упоминал, Анатолий Иванович был увлеченным человеком и, если какая-нибудь мысль к нему пришла, он всегда старался претворить ее в жизнь. Не всякий из нас будет браться за ремонт автомобиля, а он его знал досконально и, на всякий случай, покупал впрок подвернувшиеся, в то время дефицитные, запчасти, которые хранил на антресоли в квартире на Большой Грузинской улице. И всегда, если что-нибудь ломалось у нас в автомобиле, Анатолий Иванович был готов помочь, отдав какую-нибудь дефицитную запчасть. Он лез на антресоль и часто не знал, что у него там лежит в запасе. Можно сказать, что там у него был целый автомобиль в разобранном виде.

    Болезнь к нему подкралась неожиданно. Помнится, что 9 августа 1997 г. мы были у него на дне рождения. Перед этим он попал в аварию у себя на даче, хотя в этой аварии он особенно не пострадал, но очень сильно переживал. Будучи прикован к постели, а потом и к коляске, он всегда появлялся как на свой день рождения, так и на день рождения Гали. Мы не изменяли традиции и дружно все приезжали к ним. Он на коляске садился во главе стола и вел его, хотя, как мы видели, это давалось ему с трудом. До самой своей смерти верная спутница Анатолия Ивановича – Галя отдавала мужу всю свою ласку и любовь, ухаживала за ним. Он пережил ее почти на целый год. Анатолий Иванович очень переживал утрату, и боролся за жизнь до самого своего конца. Был он борцом по жизни и даже во время болезни каждый день занимался посильными физическими упражнениями, много читал художественную и историческую литературу.

    Несмотря ни на что, он воспринимал все невзгоды и тяготы тех времен – начала 90-х годов – перестройку всего уклада жизни по-философски, считая, что все плохое когда-нибудь пройдет, даже если и нас не будет, но наши дети и внуки будут жить в счастливом будущем. Пройдут плохие времена, наступят хорошие жизненные условия. Анатолий Иванович верил в свою Великую Родину и Отечество, как великий Гражданин и Патриот своей страны, которой он верно служил, находясь на разных должностях. И никогда не вспоминал о тех днях, когда был не понят высоким армейским начальством и, расставшись с генеральской должностью, оставался Человеком с большой буквы».