Воспоминания Ивана Борисовича Погожева

Профессор Иван Борисович Погожев тепло называет А.И. Китова «добрым и мудрым другом». Он, познакомившийся с ним ещё в 1949-м г., в частности, вспоминает: «Решающим моментом для укрепления кибернетики стала подготовка и опубликование в 1955 г. А.И. Китовым, вместе с академиком С.Л. Соболевым и А.А. Ляпуновым, статьи «Основные черты кибернетики» в ведущем партийном журнале «Вопросы философии». Эту важную статью мы тогда восприняли буквально, как «луч света в темном царстве». А кибернетика щедро плодила и выпускала в самостоятельную жизнь новые научные направления. А.И. Китову было суждено заняться научным применением вычислительных машин для обоснования важных оборонных и народнохозяйственных решений. В 1954 г. он организует в Министерстве обороны ВЦ-1, который быстро стал центральным научно-исследовательским институтом.

С ним мне довелось потом тесно сотрудничать. Здесь я заметил одну черту А.И. Китова, которая мне кажется особенно важной. Создавая новые научные направления в кибернетике, он самоотверженно преодолевал ожесточенное сопротивление различного начальства, а потом, когда это направление уже было создано, то возглавлять его доводилось другим, даже часто тем, кто этому препятствовал. А.И. Китов относился к этому спокойно, и я никогда не видел у него признаков раздражения. По-моему, и семья его в этом сильно поддерживала.

Хочу сказать еще об одном. Военное применение кибернетики в эпоху «гонки вооружений» в ХХ веке было тесно связано с просвещением высшего руководства страны относительно возможных последствий тех решений, которые они принимают. Создаваемые кибернетикой математические модели применения вооружения и расчеты их ожидаемых результатов на ЭВМ убедительно свидетельствовали о том, что нажатием ядерной кнопки войну выиграть нельзя, а проиграть ее – можно, если не развивать науку, кибернетику и вычислительную технику. Поэтому, то, что знаменитый «Карибский кризис» 1962 года закончился, слава Богу, мирно, а не ядерной катастрофой, я уверен, что и здесь проявилась положительная роль кибернетики, ее самоотверженного труженика А.И. Китова.

Моим первым впечатлением об Анатолии Ивановиче было: очень доброжелателен, внимательно слушает собеседника, говорит кратко, но интересно. Из общения и взаимодействия с Анатолием Ивановичем запомнилось следующее. В то далёкое время я занимался количественной оценкой эффективности зенитного вооружения и другими вопросами исследования операций (вместе с Е.С. Вентцель и Е.В. Золотовым). Это, хотя и относилось к кибернетике, но было в стороне от непосредственных интересов Анатолия Ивановича в области ЭВМ и программирования. Однако, при каждой возможности я всегда искал встречи с ним. Он внимательно выслушивал то, что я делал, и давал полезные советы. Каждое такое общение с ним доставляло мне большую радость. И эта радость сохранялась надолго. Из черт характера Анатолия Ивановича мне хотелось бы выделить в первую очередь:

  • Способность первым увидеть новое нужное дело и отдать ему немедленно все силы, несмотря на то, какие неприятности это может принести лично ему.
  • Огромная работоспособность и умение делать нужную, но непрестижную работу с таким же рвением и столь же добросовестно, как и работу, которая обещает большие успехи.
  • Полное отсутствие чинопочитания и чинобоязни при обращении к высокому начальству. Он говорил начальству правду, в которой сам был убежден, столь же определенно и откровенно, как и всем своим друзьям.
  • Постоянная доброжелательность. Я никогда, на протяжении более пяти десятков лет, не видел его чем-то недовольным и раздраженным.

Необходимо сказать о роли жены Анатолия Ивановича – Галины Владимировны. Её любовь, забота и созданная ею прекрасная дружная семья всегда были постоянной его опорой и поддержкой при всех служебных неурядицах и болезнях. В 50-е г. мы часто общались семьями. Анатолий Иванович охотно участвовал в играх с нашими детьми, и было видно, что они доставляли ему большую радость. Вместе с А.И. Китовым и его другом Н.П. Бусленко мне довелось участвовать в нескольких беседах о кибернетическом подходе. Анатолий Иванович на таких обсуждениях говорил немногословно, но по делу. Зато именно он обычно осуществлял практически те действия, о которых говорилось. Наши обсуждения убеждали в необходимости использовать кибернетический подход везде, где есть управление. Ведь чем бы мы только ни управляли, всегда необходимо было:

  1. уяснить, в чем состоит цель управления;
  2. из всех путей, ведущих к этой цели, выбрать наилучший;
  3. обеспечить устойчивость движения к цели по этому пути.

При этом, особое внимание уделялось уяснению цели управления, которая обычно предлагалась «свыше», и в ней обязательно учитывались нравственные принципы, а для решения остальных двух задач развивались научные методы оптимизации и теории устойчивости. Так кибернетический подход к задачам управления позволял достигнуть гармонии нравственных и научных принципов. Ясные ответы на эти вопросы, по-прежнему, очень важно иметь и сейчас, спустя полвека. Особенно это касается получения ясного представления о нашей цели управления, для чего нужны не только научные, но и нравственные принципы.

Жизнь Анатолия Ивановича Китова может служить и сейчас идеальным примером достижения гармонии нравственных и научных принципов».