Плановая экономика: директивы из бункера

Почему властям СССР не понравилась идея управлять экономикой на компьютере

    Когда на рубеже 1940-х и 50-х годов советские идеологи обрушились на «реакционную лженауку» кибернетику, это – в отличие от случаев с генетикой, теорией относительности и пр., – не было высосанной из пальца кампанией по сведению счетов. Кибернетика, так, как излагал ее Норберт Винер, действительно отчасти претендовала на делянку, занятую марксизмом, – потому, что легко и изящно объясняла принципы функционирования любых систем, в том числе и человеческого общества в его экономическом аспекте.

    Кибернетики ошибались лишь в одном, но принципиальном моменте: разнообразие и непредсказуемость поведения «большой» системы (вроде экономики целой страны) накладывают столь серьезные ограничения на модели ученых, что с ними не справляются никакие технические устройства. Но в те годы ученые еще этого не знали и спокойно ставили задачу автоматизированного управления хоть крупным государством, не сомневаясь в своей способности ее решить.

    Марксисты сначала не поняли, что «плановой экономике» концепция автоматического управления соответствует как нельзя лучше: вычислительная машина – есть замечательный практический инструмент, который не надо принуждать и стимулировать, уговаривать и устраивать разносы, который всегда компетентен и не подсиживает начальство. А когда они поняли, что именно предлагают ученые, то вместо того, чтобы восторженно принять это на вооружение, пришли в ужас. Почему – вы узнаете далее.

ЗАЩИТНИК КИБЕРНЕТИКИ

    Истории известно три масштабных попытки разработать и воплотить на практике системы автоматического управления экономикой в масштабах целого государства. Эти попытки, благополучно провалившиеся, интересны прежде всего тем, что потенциально включали все те компьютерные системы, без которых сейчас немыслима работа ни одной торговой точки, от автоматизации управления до бухгалтерии и даже – в определенной степени – интернета.

    Вот первая из этих попыток. В 1952 году научный референт Академии артиллерийских наук Анатолий Иванович Китов в качестве представителя Минобороны был прикомандирован к СКБ-245 (впоследствии – НИЦЭВТ), которое занималось тогда постройкой одной из первых отечественных ЭВМ «Стрела». В спецхране этого предприятия ему удалось прочесть запрещенную в СССР книжку Винера «Кибернетика». Это определило всю дальнейшую судьбу Китова. Сначала он ввязался в борьбу за реабилитацию кибернетики в СССР и стал одним из главных вдохновителей и организаторов этой кампании. В апреле 1955 года статья в журнале «Вопросы философии» (С. Л. Соболев, А. И. Китов, А. А. Ляпунов, «Основные черты кибернетики») положила конец преследованиям кибернетики.

    Китов руководил Вычислительным центром Министерства обороны (ВЦ-1), где, в частности, рассчитывались траектории первых спутников. Он был хорошо знаком с вычислительной техникой (Китов – автор первой в стране диссертации по программированию, первого учебника по вычислительным машинам, создатель операционных систем и языков программирования) и глубоко владел методическими основами кибернетики. Это позволило ему в январе 1959 года выйти с глобальным предложением «наверх» – непосредственно к генсеку Хрущеву.

    Китов предложил организовать информационно-управляющую сеть в масштабах всего государства на основе компьютерных центров. Идея Китова выгодно отличалась от последующих подобных проектов своим двойным назначением: в мирное время – преимущественно управление народным хозяйством, в случае войны – быстрое   переключение мощностей на нужды военных. Это должно было значительно удешевить проект и сделать его экономически целесообразным. Характерной чертой проекта была полная автономность главных вычислительных центров, которые предполагалось разместить в защищенных бункерах: все расчеты должны были вестись дистанционно, по сети. Проектировать и обслуживать эти центры должны были военные кадры, чтобы обеспечить высокую надежность.

    Сперва Китов, впрочем, предложил лишь некую «автоматизированную систему управления народным хозяйством». И в принципе, высшее руководство страны его поддержало: было принято постановление ЦК и Совмина об ускоренном создании ЭВМ и автоматизации промышленного производства. Поддержали его и такие авторитеты, как академик-адмирал А. И. Берг. Но все-таки это были общие слова: по поводу самого главного – сети национального масштаба – отклика не было.

КАК ОБОГНАТЬ АМЕРИКУ

    В конце 1959 года Китов направил по тому же адресу вторую, гораздо более детальную записку, с прилагаемым 200-страничным планом, получившим название «Красной книги» и имевшим гриф «Совершенно секретно». Там он и излагает свои соображения по поводу сети двойного назначения.

    В планах Китова есть очень важный момент, касающийся модной тогда темы «догнать и перегнать Америку». Проект Китова – вероятно, единственная реалистичная программа за все время существования СССР, которая показывала, как можно «обогнать, не догоняя». И в дальнейшем в СССР – уже после отказа от проектирования собственных машин и перехода на копирование IBM/360 в 1969 году – зачастую просто не знали, как всю эту технику правильно использовать, хотя ее выпускалось заведомо меньше, чем в США. А Китов не только предложил генеральный план компьютеризации страны, он еще и основывал его на не существовавших доселе сетевых принципах (компьютерные сети во времена Китова в США еще даже не проектировались, первая сеть заработала лишь в 1965 году).

    Увы, план Китова был отвергнут, причем отвергнут с большим треском: его самого выгнали из партии и фактически уволили из рядов Минобороны без права занимать там руководящие должности. Главная субъективная причина заключалась в том, что Китов ни в малейшей степени не был политиком. Записка, направленная им в обход непосредственного начальства, к тому же начиналась с критики руководства Минобороны, что выглядело просто оскорбительно. Потому проект, возвращенный «сверху» в Минобороны на рассмотрение, просто не мог не вызвать резкого отторжения.

    Ну, а об объективных причинах неудачи лучше поговорить в связи с аналогичным проектом другого советского кибернетика – знаменитого Виктора Михайловича Глушкова. В проекте Глушкова, который был частично даже доведен до стадии реального внедрения, все эти причины проявились в полной мере. Об этом – в следующий раз.

Источник:
http://slon.ru/blogs/revich/post/432894/