Мещеряков Г.А. "Прерванный полёт"

    Я познакомился с А.И. Китовым в августе 1956 г. Он тогда работал 1-м заместителем начальника по науке вычислительного центра № 1 Министерства обороны СССР (ВЦ-1 МО СССР), а я в числе других пятнадцати выпускников мехмата МГУ был принят на работу в этот военный вычислительный центр (войсковая часть № 01168 ) — головной в Министерстве обороны Советского Союза. В тот год на работу в в/ч 01168 была принята очень большая группа молодых специалистов из ведущих вузов страны (математические факультеты московского, ленинградского, саратовского, нижегородского, томского, киевского университетов и ряда ведущих технических вузов страны). Тогда в 1956-м году ВЦ-1 МО СССР был крупнейшим в стране вычислительным центром, продолжал расширяться, и А.И. Китов успешно этому способствовал.

   Со стороны ВЦ-1 на собеседованиях с молодыми специалистами — кандидатами для приёма на работу присутствовали начальники профильных подразделений. Чаще всего председательствовал на заседаниях этих комиссий по приёму на работу в ВЦ-1 МО СССР А.И. Китов. За ним же было и решающее слово о принятии того или иного выпускника на работу. С нами, математиками, собеседование проводили А.И. Китов и начальники отделов ВЦ-1 Н.П. Бусленко и Н.А. Криницкий. Вот на этом-то собеседовании я впервые и увидел Анатолия Ивановича. Вопросы он задавал конкретные, компетентные, в частности, снимающие боязнь университетчиков работать в условиях жёсткой военной дисциплины. Так, кстати, было всегда в последующих делах, в обсуждении которых принимал участие А.И. Китов. Он ценил время других и своё. Я и мои однокашники обратили внимание, что А.И. Китов, как научный руководитель этой секретной престижной организации, хотя и имел в том 1956-м году воинское звание подполковник, но был всего лет на десять с небольшим старше нас, принимаемых на работу молодых специалистов.

    В первые месяцы нашей работы в ВЦ-1 МО СССР мы поняли, что научный руководитель этого головного в Министерстве обороны вычислительного центра А.И. Китов, несмотря на его молодость, пользуется большим авторитетом в коллективе центра, масштабно мыслит и твёрд в требовании к исполнению порученных сотрудникам дел.

     В наши студенческие годы некоторые из нас видели А.И. Китова в 1953-м г., в то время майора, выступающим перед общественностью Москвы в переполненном актовом зале МГУ им. М.В. Ломоносова, с первой лекцией о возможностях молодой тогда науки — кибернетики. Пятидесятые годы были периодом становления в Советском Союзе кибернетики, вычислительной техники, программирования, разработки и применения математических методов в различных сферах человеческой деятельности (в нашей стране в первую очередь в военной сфере). Почти сразу же обозначились две тенденции в этом процессе:
  • максимально использовать имеющиеся в стране научные возможности для такого развития;
  • воссоздавать (т. е. копировать) по мере возможности уже достигнутое в США.

     А.И. Китов был убеждённым сторонником первой тенденции. Он был по своей внутренней сути созидатель нового, постоянно генерировал научные идеи, обладал незаурядной эффективной работоспособностью. Так, параллельно с развитием ВЦ-1 МО СССР и осуществлением научного руководства широкомасштабными исследованиями этого первого в стране вычислительного центра А.И. Китов выпустил в свет последовательно четыре монографии по электронным вычислительным машинам и программированию. Эти книги, написанные на высоком научном мировом уровне, спустя небольшое время тут же были переведены на иностранные языки и опубликованы в ряде зарубежных стран: в Японии, США, Великобритании, Китае и др. Для нас — ветеранов отечественной военной кибернетики отраден тот факт что, многие книги и статьи А.И. Китова тщательно подобраны и хранятся в музее войсковой части № 01168 (ВЦ-1 МО СССР / ЦНИИ-27).

    Высокий научный уровень монографий А.И. Китова, безусловно, определял высокий уровень требований к повседневной научной работе сотрудников нашего головного военного вычислительного центра, влиял на выбор ими тех или иных решений сложных и важных задач повышения обороноспособности нашего государства. Вскоре, всего лишь через полтора месяца после приёма на работу, в сентябре 1956-го, я обратился к Анатолию Ивановичу с рапортом о предоставлении мне месячного отпуска для сдачи экзаменов в заочную аспирантуру на мою “родную” кафедру вычислительной математики мехмата МГУ. А.И. Китов выразил сожаление о том, что я хочу на целый месяц оторваться от важной работы в ВЦ-1. Но, несмотря на это, месячный отпуск он мне, конечно, разрешил. Кстати, заведующим этой кафедры, одобрившим мой приём в аспирантуру, был академик С.Л. Соболев, которого, как и А.А. Ляпунова, за несколько лет до этого Анатолий Иванович пригласил в соавторы подготовленной им статьи “Основные черты кибернетики”. Эта принципиальная статья была опубликована в 1955-м году в № 4 журнала “Вопросы философии” и сыграла важнейшую роль в признании и развитии кибернетики в Советском Союзе.

     В ВЦ-1 МО СССР А.И. Китов организовал широкий спектр научных исследований по разнообразным направлениям внедрения новых технологий в сферу управления Вооружёнными силами на основе использования электронных вычислительных машин и математических методов, в первую очередь математического моделирования. Это разработка специализированных ЭВМ военного назначения, проведение всевозможных компьютерных расчётов для различных главных управлений и подразделений Минобороны СССР, создание пакетов прикладных программ военного применения, разработка широкого спектра информационно-поисковых систем (ИПС) различного назначения, разработка и применение методов математического моделирования для анализа различных боевых ситуаций и т. д. Кстати, А.И. Китов был основателем в Вооружённых силах СССР и в стране в целом нового научного направления — “Разработка ИПС”.

    Я работал в ВЦ-1 в отделе моделирования. Начальником этого отдела А.И. Китов пригласил преподавателя математики Артакадемии им. Дзержинского Н.П. Бусленко. Они были настоящими большими друзьями ещё с 1940-х годов, со студенческой скамьи в этой академии, в которой были одними из самых ярких членов академического научного общества слушателей, как тогда называли студентов-офицеров. Оба были артиллеристами-фронтовиками. Оба помимо учёбы в Артакадемии по специальному разрешению её начальника дополнительно посещали в МГУ лекции академика Колмогорова и других видных математиков.

    Отдел моделирования ВЦ-1 МО СССР представлял собой серьёзное научное подразделение, состоящее из четырёх десятков математиков.

     За короткое время (три-четыре года) в вычислительном центре №1 МО СССР были созданы научные школы теории и методологии:
  • математического моделирования сложных процессов управления важных государственных систем;
  • информационно-поисковых систем (ИПС);
  • программирования на ЭВМ.

    Эти школы были первыми в СССР. Руководители этих научных направлений, несмотря на секретность своих предметных исследований, за счёт открытых публикаций первых в стране фундаментальных монографий стали известны во всём научном мире как ведущие учёные в области кибернетики. Этими руководителями были А.И. Китов, Н.П. Бусленко и Н.А. Криницкий. Помимо этого, большое место в структуре ВЦ-1 МО СССР занимало возглавляемое также А.И. Китовым научное направление “ Разработка специализированных и универсальных ЭВМ ”.

     В 1956–1960 гг. в рамках научного направления, возглавляемого Н.П. Бусленко, я занимался созданием методов математического моделирования, позволяющих воссоздать сухопутные боевые действия — танковые бои на конкретной местности. Таких моделей тогда в мире ещё не было. Группа молодых математиков, которой я руководил и в которую входили Л. Куцев, А. Чавкин и А. Чебыкин, впервые в мире создала такую методологию моделирования. Уровень задач, которые были нам поставлены для решения и уровень наших амбиций иллюстрирует следующий факт моей биографии. Формализуя в 1957-м стрельбу из танка, я впервые в стране описал эту проблему как задачу линейного программирования в целых числах. Решения этой задачи в то время ещё не было, и я взялся её решать в рамках своей аспирантской деятельности. Такое решение я получил в 1958 г., и оно было опубликовано в одном из сборников трудов в/ч 01168, основателем и главным редактором которых был А.И. Китов. Кстати, только часть этих периодических сборников были с грифом “Секретно”, а большинство из них было для открытой печати и пользовалось широкой известностью в компьютерной научной среде Советского Союза. К этому времени, в нашу страну поступил американский журнал, где были две статьи американца Гомори, который сдал их всего на несколько месяцев раньше, чем я.

     Научные сотрудники отдела моделирования ВЦ-1 МО СССР, под руководством наших талантливых руководителей А.И. Китова и Н.П. Бусленко, работали увлечённо, с непередаваемым энтузиазмом. В частности, Юрий Беззаботнов также моделировал всевозможные ситуации танковых атак. Лев Куцев занимался моделированием различных боевых ситуаций, возникающих при ведении воздушных боев. При этом мы использовали разработанный под непосредственным руководством А.И. Китова комплекс программ, включающий программу, производящую расчёты с использованием метода Рунге-Кута.

     Мои личные впечатления о деятельности моих руководителей в ВЦ-1 МО СССР позволяют сказать , что А.И. Китов, Н.П. Бусленко и Н.А. Криницкий были настоящими учёными-первопроходцами, очень много сделавшими для нашей страны, несмотря на серьёзные трудности у первых двух из перечисленных учёных при реализации их научного потенциала в условиях порядков и правил, существовавших в тогдашней армейской системе.

   При своём функционировании любая сложная организационная система имеет совокупность качественных атрибутов, которые со стороны могут видеться как положительные, так и не очень. Военная система тому яркий пример. Придя в неё сначала гражданским сотрудником, а потом став кадровым офицером, я достаточно сильно изменил свои первоначальные представления о том, что я считал негативным. Такая перемена меня достаточно сильно личностно усилила и обогатила. В этом моём развитии большая заслуга первых моих руководителей в ВЦ-1, в частности А.И. Китова. Приведу конкретный пример. Осенью 1956 г. в “Литературной газете” была опубликована критическая статья о подозрительных действиях некоего полковника в отставке в Краснодарском крае в связи с выделением ему по закону земельного надела под индивидуальное строительство. Некоторые сотрудники — офицеры отдела, в котором я работал, посчитали такую газетную критику неправильной и направленной против всей Советской армии. Я, который и принёс эту газету в отдел, в развернувшемся споре утверждал, что вся Советская армия здесь не при чём. Спор ничем не завершился, каждый остался при своём мнении. Но этим дело не кончилось. Кто-то из участников спора, бывший, видимо, моим недоброжелателем, написал на меня письменную жалобу руководству ВЦ-1. Через несколько дней, я был вызван в комнату политотдела, в которой собралось руководство вычислительного центра: командир ВЦ-1 генерал П.В. Березин, 1-й заместитель командира по науке полковник А.И. Китов и замполит ВЦ-1 генерал П.Я. Головкин. По их просьбе я вразумительно объяснил ситуацию и моё истинное отношение к устоям в Советской армии. Потом выступил А.И. Китов, который сказал, что такой умный и перспективный научный сотрудник, каковым является Г.А. Мещеряков, не мог, по его мнению, говорить, находясь в армейской среде, приписываемые мне высказывания; что так мог поступить только недалёкий человек. Два других мудрых генерала согласились с мнением А.И. Китова. В итоге руководство ВЦ-1 приняло решение, что меня напрасно оговорили. Надо заметить, что в то строгое время, иные военные руководители вполне могли прийти и к прямо противоположным выводам по этому моему “делу”.

    С 1980 г. я работал с А.И. Китовым в РЭА им. Г.В. Плеханова и получал от этого ощутимую пользу и огромное удовольствие. Здесь он также, хотя и вёл себя как всегда предельно скромно, пользовался огромным уважением профессорско-преподавательского коллектива. Помимо обязанностей заведующего кафедрой вычислительной техники, был заместителем председателя Учёного совета РЭА им. Г.В. Плеханова по защите докторских диссертаций, постоянно замещая часто занятого на других мероприятиях председателя Совета (ректора РЭА) при проведении заседаний.

   В 1984 г., будучи заведующим кафедрой информационно-вычислительных систем РЭА им. Г.В.Плеханова, я женился на преподавательнице этой кафедры и в связи с этим возникла необходимость перевода моей жены на другую кафедру. Для меня это было очень важно, и я обратился с этим моим личным делом к Анатолию Ивановичу с просьбой о переводе моей жены на его кафедру вычислительной техники. А.И. Китов сразу пошёл мне навстречу, что ещё раз подтвердило его человеческие качества. Моя жена Наталья Николаевна Мещерякова считает период своей работы на кафедре вычислительной техники очень удачным и связывает это с личностью Анатолия Ивановича, также очень высоко её оценивая.

    Во время начального периода моей трудовой деятельности в ВЦ-1 МО СССР я был всего лишь молодым младшим научным сотрудником, но А.И. Китов при этом регулярно общался со мной, интересуясь моей работой, связанной с математическим моделированием тех или иных различных боевых ситуаций. При этом я получал большое удовольствие от этого общения не только потому, что он был умным, широко эрудированным в различных научных аспектах начальником высокого ранга, но и просто от интересного интеллектуального человеческого общения. Особенно я оценил А.И. Китова после его вынужденного ухода из ВЦ-1 МО СССР, когда пришлось работать уже при других начальниках.

    Не могу не согласиться с профессором И.Б. Погожевым вспоминающем об А.И.Китове так: “... я заметил одну черту Анатолия Ивановича, которая мне кажется особенно важной. Создавая новые научные направления в кибернетике, он самоотверженно преодолевал ожесточённое сопротивление различного начальства, а потом, когда это направление уже было создано, то возглавлять его доводилось другим, даже часто тем, кто этому препятствовал. А.И. Китов относился к этому спокойно, и я никогда не видел у него признаков раздражения. По-моему, семья сильно его поддерживала”.

    В заключение хочется отметить, что по своему вкладу в науку, по своим пионерским идеям, решениям, конкретным разработкам, опубликованным научным трудам и т. д. Анатолий Иванович Китов, по моему мнению, безусловно заслуживал намного больше того в плане званий, наград и других регалий, чем он имел. Одной из причин этого является всем известная природная скромность А.И. Китова. Главное же состоит в его судьбе учёного-первооткрывателя. Подобная судьба первопроходца, до конца отстаивающего свои научные позиции, в нашей стране встречается нередко. Государство, в лице ряда своих партийных руководителей и руководящего состава Минобороны СССР слишком несправедливо обошлось с А.И. Китовым.

    Мне кажется, что психологически от этой чудовищной несправедливости коммунистического государства Анатолий Иванович так до конца и не оправился. Его творческие крылья были обрезаны, научный полет его творческого мышления был в какой-то мере прерван. Как пел бард Владимир Высоцкий: “Порвали парус”.

    А через тридцать лет не стало ни самого государства, ни его системы руководства. Думаю, что одной из главных причин кризиса СССР явилось то, что система всей мощью своего подстраивающегося к начальству, бюрократического аппарата подавляла выдающихся новаторов типа А.И. Китова, искренне думающих о благе своей страны.

Об авторе: доктор технических наук, профессор кафедры математических методов в экономике РЭУ им. Г.В. Плеханова